Любовный заговор

Стану я, отроковица (свое имя), не благословясь, пойду, не перекрестясь, из избы не дверьми, из двора не воротами и пройду в чистое поле.
В чистом поле стоит и три, и два, и один: бес Сава, бес колдун, бес Асаул. И как вы служили Ироду царю, и так послужите мне, отроковице (свое имя).
Пойдите по городам и по уездам, и по деревням, избирайте тоску и сухоту со зверей, и с птиц, и с рыб, и со всякого звания людей, и снесите ту тоску и сухоту в отрока (имя), в ясные очи, в черные брови, в румяное лицо, в сахарные уста, в горячую кровь, в черную печень, в тридевять жили одну жилу, во становую, во поднятную. Чтобы отрок (имя) не мог ни жить, ни быть, ни день по солнцу, ни ночью по месяцу.
Как младенец без материнского молока жить не может, так бы отрок (имя) без меня, отроковицы (свое имя), ни дышать, ни спать не мог бы; как человек без воды жить не может ни днем, ни ночью, ни в которую пору.
Есть в чистом поле дуб сорочинской и под тем дубом сорочинским есть тридевять отроков, из-под того дуба сорочинского выходит Яга-баба и поджигает тридевять сажень дубовых дров, и коль жарко и коль ярко разгоралось тридевять сажень дубовых дров, и столь жарко разгорался бы отрок (имя), разгорались ясные очи и черные брови, и румяное лицо, сахарные уста, ретивое сердце и горячая кровь, черная печень, семьдесят жил и семьдесят суставов и семьдесят один подсустав. Чтобы отрок (имя) без отроковицы (свое имя) не мог бы с себя тоски и сухоты снять, в парной бане париться, не мог бы в чистом поле разгуляться и пресным молоком нахлебаться, ни сном отоспаться, в беседе не отсидеться.
И тем моим словам - ключ и замок, и замок замку, и снесу замок в Океан-море под Алатырь-камень.