Царь Эдип или жертва матриархата? ( часть3)

Просмотров: 322

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

..Мне было лет 16, когда подруга, рассуждая вместе со мной о родителях наших парней, сказала примерно следующее: «Я хочу, чтобы у моего мужа либо не было матери вообще, либо он ее ненавидел». Тогда я посчитала, что нельзя так рассуждать и даже думать. С тех пор прошло немало времени, мое мнение, в целом, не изменилось, но зато я стала понимать, почему она так говорила.

В нашей с Максом ситуации нельзя было сказать, что он – маменькин сынок. Нет, это нечто другое. Маменькины сынки встречались мне в самых различных вариациях: и подростки, плачущие у родительницы на плече, и взрослые парни, рассказывающие ей подробности даже сексуальной жизни, и зрелые, казалось бы, мужчины, лет 50-ти, не оставляющие маменьку больше, чем на два дня, не допускающие даже мысли провести выходные со своей женщиной, а не с ней. Узнаете кого-нибудь?

Вот перечисляю я варианты и понимаю, что на самом-то деле это этапы, последовательность поведения маменькиного сынка в течение жизни, если он еще в детстве не смог отказаться от этой роли - роли, которую навязала мать.

Такое чадо, как правило, и со своей женщиной может играть только роль сына, ибо другой не знает. Тут его винить нечего, так уж воспитали. Против воли родителей особо не попрешь, а те, кто решается на такое, обычно остаются в плохих с ними отношениях и всю жизнь испытывают чувство вины, но это уже совсем другая история. Просто получается, что выбор у ребенка не велик, если родился он у духовно незрелого человека. В 18-20-летнем возрасте – возрасте, когда принято было заводить детей у наших мам и пап, о зрелости личности может идти речь только в исключительных, очень счастливых случаях.

Вот и мать Максима родила его в 17. Конечно, вышла по этому поводу замуж и, как водится, через год, а может и раньше, осталась с ребенком на руках одна. Воспринимала ли она сына, как копию своего любимого, высасывала ли всю его энергию от недостатка мужского внимания, только вырос из него даже не маменькин сынок, нет, более совершенная форма – настоящий Царь Эдип. Помните? Этот тот самый античный персонаж, который убил отца и женился на своей матери. Понятно, что он не знал подробностей их родственных связей, но понятие «эдипова комплекса», введенное дедушкой Фрейдом, основывается именно на этой истории.

Так вот, для Царя Максима вообще было раздолье. Убивать никого не надо, отца и так нет. Всё внимание, вся забота – ему. Вся мамина любовь и все её нежные объятия – только ему. Щи-борщи, подарки и всё мамино время – ему и никому больше! Она сделала из него действительно царя с самомнением, на которое ни одной короны не хватит. И чего я так удивилась, когда он бросил меня из-за того, что я, видите ли, недостаточно им восхищаюсь? Смешно даже.

Всё могло бы измениться с появлением нового мужчины, отчима Максима, и рождением от него еще одного сына. Но нет, все лавры по-прежнему доставались старшенькому. Надо ли говорить, как такая компенсация за свою разрушенную любовь влияла на наши отношения? Мы не могли съехаться, потому что она, живя в другом городе, устраивала козни, чтобы нас поссорить, закатывала истерики с классическим «или я, или эта прошмандовка», внезапно приезжала и уводила его по каким-нибудь делам: то выбрать ему шкаф, то купить ей одежду, то походить по клиникам, чтобы узнать расписание врачей (телефона и интернета же не существует!), но в итоге так и не пойти на лечение, а только предупреждать, мол в следующие выходные я обязательно приеду, так что ты должен быть один. Со мной нельзя было даже созваниваться, пока они решают эти дела, иначе «она уедет и никогда больше не вернется». И, конечно, я получила по шапке, когда сказала Максиму, что меня все это беспокоит и пора бы как-то решить вопрос: «Это же моя мама! Не смей говорить про неё так! Видимо, она права на счет тебя!».

Всё по сценарию какой-то безвкусной мыльной оперы. Платоническая влюбленность, психологический брак - иначе не назовешь. Но каково было мое изумление увидеть, что физическая сторона вопроса вовсе не отсутствует!!! По крайней мере с её стороны.

Флэшбэк: Мы в деревне у родителей его мамы. Лето, жара. Поработали в огороде, потаскали сено, справились по хозяйству. Устали, пора отдохнуть. Бабушка кладет нас в комнате под вентилятором, в обеденное время полежать в прохладе – какая прелесть! Мама ложится между нами, обнимает его, закидывает на него ногу и немного наваливается телом. «Лена, ну дай ребятам отдохнуть», - настаивает бабушка. Та даже ухом не повела. Вечером устроила ему скандал из-за того, что и ночью он собирается лечь спать со мной, а не с ней. Спали мы вместе, вдвоем, но на утро она с Максимом не разговаривала, а когда он пытался к ней подойти, отпихивала.

И как можно было не увидеть этого еще в начале отношений??? Он хотел, чтобы я готовила то же, что мама, называла его так же, как мама, гладила его волосы по-маминому и девять…девять месяцев!!! отказывался от секса со мной, потому что боялся, что узнает мама!!!!!! Да, в 22 года он был еще девственником. И да, потому что мама не велит. Ну я-то в женской хитрости не профан, и как только мне надоело ждать, подключила к делу немного эгоизма и сняла запрет мамули. Когда вопрос физической близости уже не стоял ребром и наши отношения благополучно, как мне думалось, развивались, я завела разговор о детях. Беременеть я не собиралась, но должна была понимать его позицию, если незапланированное вдруг случится. И тут он сказал, что этого допустить нельзя, мама ему не простит.

Это вообще может уложиться в голове адекватного человека??? В моей не укладывается то, что все эти моменты я упорно не замечала. Но когда вспоминаю о вероятности магического вмешательства, как с его, так и с ее стороны, пазлы картинки все больше начинают подходить друг к другу.

Сейчас, когда и ей понятно, что трещина в отношениях не даст им сохраниться, она немного отпустила узды, стала переживать за Максима. Только теперь младший сын принял эстафету в этом поединке материнской любви и сыновьей индивидуальности. Последнюю она уничтожает на корню, не позволяя еще одному ребенку выбирать свой собственный путь. Бедный мальчик! Сначала он был обделен вниманием матери, теперь живет в мире, где царит ее тирания. Как бы его судьба не стала еще трагичней эдиповской, с такими-то травмами. Ведь какая у нее должна быть власть, чтобы довлеть над тремя мужчинами в семье!

Матриархат в отдельно взятом доме. И возможно, дело именно в нем, а вовсе не в античных сюжетах. Или, это какой-то коварный гибрид двух явлений, отравляющий все вокруг ради защиты семьи от посторонних. Кто ж теперь разберет. Чужая душа – потемки, секреты чужой семьи – тем более. Знаю одно…в будущем я постараюсь сразу обратить внимание на отношения своего избранника с родителями, ведь кроме влияния на нас это может сказаться и на том, как он будет воспитывать уже наших детей. Знаю, что я не хочу стать такой матерью и попрошу своих близких дать сигнал, если появятся хотя бы предпосылки к этому. В конце концов, всегда можно перечитать этот рассказ и вспомнить, к чему может привести моя чрезмерная опека.

Обидно то, что если мне все же удастся вырваться из отношений с Максом, это только подтвердит правоту его матери и станет еще одним доказательством того, что только она может любить, понимать, превозносить его, только она будет всегда рядом. Не за себя обидно, а за него. Ведь ни одна женщина не задержится с ним надолго, а значит, он обречен прожить жизнь в роли Царя Эдипа. Или жертвы матриархата. Да как ни назови…суть одна.

продолжение следует...

(С) Мари