И я тебя тоже ( часть 1)

Просмотров: 390

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Все совпадения с реально существующими людьми
и происшедшими событиями абсолютно случайны

«…И я тебя тоже. Пока», - проговорила Полина и нажала кнопку отбоя. Не выпуская телефон из рук, она присела в задумчивости на диван.

- Что-то не так? – поинтересовалась мама.

- Сама не пойму… Вроде бы и все, как всегда… А вроде бы…я не пойму, что я к нему чувствую… - проговорила Полина.

- Дочь, ну бывает так, отношения не могут быть идеально ровными, взлеты-охлаждения – это нормально. Да и в первый раз, что ли, у вас? То он отстраняется, то ты.

Полина пожала плечами. Наташа, мама Полины, листала страницы каталога одной из косметических фирм, но думала о своем. До сегодняшнего вечера она была уверена, что у дочери в жизни все в порядке. Одна из лучших студенток в колледже. Отношения с молодым человеком наконец-то выровнялись. Три месяца в армии словно расставили для Пашки приоритеты, и столько внимания и признаний в любви Полинка, пожалуй, раньше от него не получала. Звонит ей при каждой возможности. Перед присягой попросил приехать Полину вместе с родителями, чтобы познакомить их со своими мамой и бабушкой. Часто речь идет о совместном будущем после его прихода из армии. И вот, пожалуйста – дочь вдруг не понимает, что чувствует. Два с половиной года никого, кроме Павла, видеть и слышать не хотела, сколько бы других парней ни оказывали ей внимание… Ну, да может быть, настроение…

Прошло еще несколько дней. «Я не понимаю, что со мной», - эта фразу Полина стала повторять все чаще. Пасмурный февраль приближался к своей середине.

- Смотри, какая прелесть! – восторженно звучал голос дочери. – Это не почему-то, это просто так! Но ведь приятно же!

Она стояла в дверях, прижимая к себе мягкую игрушку – рыжего кота.

- Он хотел найти лису, рыжую, как я, но нашел только кота!

-Кто? – тревожный холодок в душе Наташи перерастал в стойкое ощущение беды.

- Антон! Он просто так мне подарил! Мне так давно никто ничего не дарил! Этот кот будет теперь спать рядом со мной.

Раньше рядом с Полиной всегда спал медведь, подаренный родителями на Новый год еще в раннем детстве и маленькое красное сердечко с надписью «I love you» - подарок жениха перед уходом в армию. Но в эту ночь рядом с Полиной обосновался рыжий кот.

- Дочь, а что вообще происходит? У тебя резко сменились привязанности?

- Чтоооо??? Какая тебе разница?? – заорала Полина. – Что, у меня не может быть своих чувств? Вы с отцом хотите, чтобы я жила только вашими чувствами и только вашими мыслями!!!! Вы давите на меня и заставляете быть с человеком, с которым я быть не хочу!!!

Она кричала не переставая, не слыша, что ей говорили родители, да и не пытаясь услышать их.

- Я не люблю Пашу! Я хочу быть с тем, кто любит меня! Не надо на меня давить! Антон – красивый и умный, у него хорошая фигура, он настоящий мужчина!

-Полин, на сердце-то кто? – задала вопрос мама, вклинившись с ним в паузу в дочкином крике. Полина прикрыла глаза, словно прислушиваясь к себе.

- Никого. Пусто.

***

Ольга Станиславовна души не чаяла в сыне. Родив Антона ближе к 40 годам, думала, что даст ему все, что только сможет, чего бы ей это ни стоило. А стоило все вокруг дороже и дороже. Заработанных денег хватало все на меньшее. Да и с работой ей не везло. Хорошо, что муж, строитель, имеет стабильный заработок. А то она со своим образованием пианистки и возрастом, близким к пенсионному, вряд ли уже сможет претендовать на денежную должность.

Когда сын заканчивал девятый класс, завуч Ольге Станиславовне недвусмысленно объяснила, что лучше ей мальчика пристроить в какое-нибудь среднее специальное учебное заведение, пусть профессию получает, поскольку в старших классах программа сложная, он попросту не потянет. Над выбором долго не думали: пусть идет получать музыкальное образование, как мама.

На вступительных экзаменах внимание Ольги Станиславовны привлекла яркая рыженькая девочка. Полина. Только она поступала на вокал, а не на инструментальное. Большие голубые глаза, открытая улыбка, низковатый, грудной тембр голоса. «Вот такую бы девушку Антоше», - промелькнула мысль.

Но Полине Антоша бы совершенно не интересен. Ей, начитанной и эрудированной девочке, просто не о чем было разговаривать с человеком, читающим исключительно паблики «в контакте». Он старался быть рядом, ходить везде с той же компанией, что и Полина. Но выяснилось, что нее есть молодой человек, и у Антона нет ни единого шанса. Белобрысый, худой, сутулый, в очках и с нелепо висящей челкой.

Он признавался ей в любви, приходил на все ее выступления, готов был бежать за ней в любое время дня и ночи, только бы позвала. Но Полина не звала. Сначала она посмеивалась над его прической и манерой одеваться, потом ее развлекала его абсолютная непродвинутость в вопросах современной литературы, компьютерной грамотности. Да, с Антоном можно поговорить о музыке, но этим темы для общения исчерпываются. Он готов был слушать ее сколько угодно: и как она поет, и что она говорит, но ей с ним было откровенно скучно и неинтересно. Когда он начинал без перерыва писать ей в контакте, она поначалу вежливо отвечала, а потом перестала скрывать свое раздражение.

Самое обидное было то, что она периодически уезжала в другой город к своему парню. Вот тут у Антона наступали черные времена. Разве может какой-то там парень любить ее сильнее? Разве она может быть счастлива с кем-то другим? Антон все чаще стал выпивать и один, и однокурсниками в общаге. Второй курс! Второй год она так близко и так далеко!

- Антоша, может быть, ты как-нибудь Полину в гости к нам пригласишь? – предложила Ольга Станиславовна.

Антон сжал кулаки, зажмурился, затем выдавил:

- Какие гости? Мам, я ей вообще не нужен! Я не знаю, что делать…

Ольга Станиславовна шла на работу, неторопливо ступая по опавшей листве. Полина…такая девочка…Ее бы Антону! Ну почему же нет? Ну должен же быть выход!

Совсем недавно она стала работать в церкви, продавать свечи, иконы, церковную литературу. Кафе, где она работала раньше, закрылось, и случайно, через знакомых удалось устроиться в храм, недалеко от дома.

Эту женщину Ольга Станиславовна приметила сразу. Она не походила на обычную прихожанку. Никогда не стояла службу. Приходила нередко, но как будто по каким-то своим делам. Как-то Ольге Станиславовне удалось увидеть, как женщина быстрым движением опустила что-то в ящик для свечных огарков. Народу в храме было мало, и Ольга Станиславовна не могла превозмочь любопытство, и как только женщина отошла, направилась к ящику с огарками… Ничего там не было, кроме остатков сгоревших или потушенных свечей.

Иногда она приходила на отпевание. Вряд ли почившие были ее родственниками или знакомыми. Эта женщина ни с кем не общалась и старалась быть незаметной.

Периодически она подходила к столу, за которым торговала Ольга Станиславовна, купить свечи. Вот и сегодня подошла. Взгляд ее был направлен вниз или в сторону, она говорила негромким голосом, не глядя в глаза. Рассчитавшись за свечи, она хотела уйти. И Ольга Станиславовна решилась.

- Простите… Можно поговорить с Вами?... – голос срывался от волнения.

Женщина развернулась к ней и впервые за все время взглянула прямо в глаза Ольге Станиславовне, после паузы произнесла: «Не здесь же». От пристального взгляда темных глаз было не по себе, в горле пересохло.

- А где? – хриплым шепотом спросила Ольга Станиславовна.

- Запоминайте, здесь недалеко… - женщина назвала улицу, на которой как раз и стояла церковь, и номер дома, - в восемь вечера…Поговорим.

Никогда еще Ольга Станиславовна так не ждала конца рабочего дня. И никогда ей так не было страшно. Подходя к дому с указанным номером, она замедлила шаги. «Я не делаю ничего плохого, - сказала она себе, - я ради сына, ради его счастья». Глубоко вздохнув, она нажала на ручку калитки и вошла в небольшой дворик перед домом. Поднялась на крыльцо и постучала. Дверь открылась, на пороге стояла женщина, на помощь которой Ольга Станиславовна рассчитывала сейчас больше всего. Молча она махнула рукой, приглашая войти внутрь. Страх понемногу отступал. Внутри комнаты, в которую ее ввели, было все довольно обычно, никаких колдовских атрибутов, выставленных напоказ. Круглый стол, покрытый темно-синей скатертью с бахромой, несколько стульев вокруг него.

- Рассказывайте, - произнесла негромко, но властно хозяйка дома.

- У меня сын…Он влюблен в девушку…Я просто чувствую, что они должны быть вместе, что это судьба!

Женщина слегка улыбнулась:

- Не все судьба, что нам понравилось…

- Я прошу Вас! Я заплачу!

- Заплатите, - женщина посерьезнела, - конечно, заплатите.. Не было еще тех, кто не заплатил…

- Завтра приходите в это же время. Фотографии сына и девушки приносите. И деньги, - она назвала сумму. Сердце Ольги Станиславовны ёкнуло. Она не ожидала, что это стоит столько. Дома лежали деньги – зарплата мужа, работавшего на строительстве в соседнем городе, недавно привез. «Это же для сына, для его счастья» - решила она.

Сын был дома. Сидел за компьютером. Ольга Станиславовна прошла в его комнату.

- Антош, не грусти, я кое-что придумала, будет Полинка твоей.

Антон оторвался от компютера, заинтересованно посмотрел на мать:

- Это как так? Что ты придумала?

- Мне только фотографии нужны, твоя и Полины, - улыбнулась она. – Есть способ.

Антон хлопал глазами. Затем развернулась к компьютеру и стал выводит на печать фотографии. Через пару минут в руках у Ольги Станиславовны были три фото: ее сына, Полины и еще какого-то темноволосого кареглазого парня.

- Это Павел, Полинкин парень, - пояснил Антон. – Вдруг пригодится.

Следующим вечером по темноте Ольга Станиславовна вновь шла к небольшому домику, стоящему на узкой улице на окраине города. В сумке у нее были три фотографии и деньги.

Та, на кого она возлагала все надежды, разложила перед собой все три фото и молча смотрела на них. Потом проговорила:

- Вот эти двое по судьбе друг другу, а твой – нет, у него другая дорога.

Ольга Станиславовна встрепенулась:

- Но как же так, Вы же взялись помочь!

- А я и не отказываюсь. Поменять можно судьбу. Дорожки развести, а другие свести…

продолжение следует...

(С) Реальные истории нереальных людей